Недельная глава Толдот

ВИТЯЗЬ В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ

Шалом, уважаемые читатели!

В нашей недельной главе начинается многовековое противостояние, не завершившееся до сего дня. Речь идет, конечно же, о противоборстве Яакова и Эйсава, начавшееся еще до их рождения, в утробе их матери, Ривки. Спустя много веков после эпохи праотцов римская империя, наследница Эдома, поработившая множество народов, столкнулась в своем победном шествии на восток с маленькой, но очень особенной страной Иудеей, где обитали потомки Яакова, то есть наши предки. И долгое время относительно немногочисленный народ Израиля противостоял величайшей империи как в материальном, так и в духовном плане. И эта борьба двух братьев продолжилась и после разрушения нашего Храма, и после падения Рима, поскольку европейские народы стали идейными продолжателями Рима, а значит, и Эйсава. И это противостояние завершится только после прихода Машиаха, да произойдет это в наши дни. Тогда старший брат признает первенство младшего, поскольку тот вернется в Землю Израиля чтобы вновь отстроить Храм, и свет Учения разольется по всей земле, “как вода морских просторов”.

 

А пока этого еще не произошло, давайте попробуем разобрать один очень интересный вопрос. В начале нашей главы сказано, что благословенные родители, Ицхак и Ривка, относились к близнецам по-разному: “И выросли отроки, и стал Эйсав человеком, сведущим в охоте, человеком поля, а Яаков – человеком бесхитростным, обитающим в шатрах. И любил Ицхак Эйсава, ибо улов (Эйсава) был во рту у него, а Ривка любила Яакова” (Берейшит, 25:27-28). Наш праотец Ицхак не был наивным человеком, он хорошо понимал, кто такой Эйсав, видел его сильные и слабые стороны. Почему же тогда он любил его, охотника и разбойника, сильнее своего младшего сына, Яакова? Попробуем разобраться в этом.

Близнецы родились разными – Эйсав был весь покрыт волосами, с ног до головы. Мидраш “Шохер Тов” говорит, что у него на теле не было ни одного гладкого участка кожи, в то время как Яаков был безволос. МаГаРаЛь в своей драше на Шабат Шува отмечает, что этот волосяной покров был символом той великой и сложной задачи, которая стояла перед Эйсавом. Известно, что у всякого материального явление есть свой духовный корень. Волосы, хотя и растут на теле человека, не являются интегральной частью его организма. У волос есть еще одно качество – они никогда не перестают расти. Согласно концепции МаГаРаЛя, волосы, растущие на теле (не включая волосы на голове), символизируют материальные вожделения человека, в погоне за которыми он проводит всю свою жизнь. Однако предметы этих устремлений никогда не станут частью самого человека, он не сможет заполнить ими пустоты своей души, даже самые мизерные, и поэтому удовольствие, доставляемое их удовлетворением, носит одномоментный характер, и оставляет после себя опустошенность и жажду, разгорающуюся с новой силой. И эти вожделения никогда не прекращают влиять на человека, подобно постоянно растущим волосам. Погоня за ними никогда не приведет человека к удовлетворению и покою, наоборот, он будет находиться в постоянном напряжении и беспокойстве.

То, что Эйсав был покрыт волосами, означало, что Вс-вышний поставил перед ним сложнейшую задачу – побороть свои дурные природные наклонности. И Творец наделил Эйсава достаточной духовной силой, чтобы выполнить эту миссию, поскольку Благословенный не ставит перед человеком невыполнимых задач.

Рабби Йосеф Цви Салант в своей книге “Колодец Йосефа” пишет, что в этом и заключалась причина большой любви Ицхака к Эйсаву, казалось бы, вопреки здравой логике. С точки зрения Ицхака, Яаков был более близок к совершенству, поскольку изначально его душевные устремления были направлены в верную сторону. А значит, и он практически не испытывал внутренних борений и метаний. Эйсав тоже пытался сублимировать свои дурные наклонности – к примеру, зная свою склонность к кровопролитию, он занялся охотой, что было вполне кашерным занятием в те времена. Однако со временем дурное начало взяло над ним верх, и полностью подавило в нем добро, нивелировав тем самым огромный духовный потенциал, данный ему от рождения, что вылилось в отказе от первородства.

Теперь становится более понятным противостояние двух культур – эйсавско-европейской и яаково-еврейской. Первая отдает приоритет материальным ценностям и устремлениям, создав общество потребления, где все направленно на удовлетворение самых различных (и далеко не всегда позитивных) потребностей человека. Поиск духовного совершенства занимает в этой культуре место “на галерке”, говоря театральным языком. Наша же традиция и мировоззрение отводят этому поиску место в партере, в “императорской ложе”, а материальные запросы и желания призваны служить благоприятным фоном, создавая условия для достижения этой задачи. Проблема в том, что, купив первородство, Яаков тем самым взял на себя и функцию Эйсава. У него как-бы на теле отросли волосы – не зря, прикидываясь Эйсавом, он покрыл свои руки и шею руном ягнят, из которых его мать, Ривка, приготовила любимое блюдо Ицхака. И эти шкуры приросли к его коже. Поэтому теперь и народ Израиля должен вести нелегкую борьбу с материальными устремлениями и желаниями, продиктованными дурным началом. Окончательная победа духа над материей и будет означать победу культуры Яакова над культурой Эйсава.

Это касается и каждого человека в отдельности. Следует помнить, что в этой борьбе мы не одни, Вс-вышний дает нам силы для нее, помогает нам, нужно лишь найти в себе ту точку, откуда эти силы будут изливаться. Это доступно каждому, но достичь этого можно лишь в результате кропотливой работы над собой. Соблюдение Торы и заповедей – наше оружие в этой борьбе.

Leave a Reply

Your email address will not be published.