Недельная глава Хуккат

ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ МОНЕТЫ

рав Шломо Зелиг Аврасин

Шалом, уважаемые читатели. На прошлой неделе мы отмечали шестую годовщину ухода одного из глав поколения, выдающегося мудреца Торы, рава Мордехая Элиягу, да будет память его благословенна. Эта статья посвящена его памяти.

Глава Хуккат повествует о кончине двух лидеров поколения Исхода – Агарона и Мирьям. Это происходит в конце 40-летнего периода странствия евреев по пустыне. Смерть Агарона стала настоящей трагедией для всех слоёв народа. РаШИ, комментируя стих Торы “И УВИДЕЛО ВСЕ ОБЩЕСТВО, ЧТО УМЕР АГАРОН, И ОПЛАКИВАЛ АГАРОНА ТРИДЦАТЬ ДНЕЙ ВЕСЬ ДОМ ИЗРАИЛЯ” (20:29), говорит: “[Что означает выражение “весь дом Израиля”? То, что его оплакивали] и мужчины, и женщины. Потому что Агарон стремился к миру и восстанавливал любовь и расположение между враждующими сторонами и между мужем и женой.”

 

РаШИ выводит свой комментарий из слова “дом”, т.к. в еврейской традиции дом всегда ассоциируется с женщиной – хозяйкой крова. Когда Тора описывает траур из-за кончины Моше, она использует другое выражение: “Сыны Израиля” (Дварим, 34:8), т.е. без намёка на женскую половину общества. По этому поводу МаГаРаЛь говорит: “Разве женщины не оплакивали Моше?! Конечно, оплакивали! Почему же тогда по отношению к кончине Агарону этот аспект подчёркнут сильнее? Потому, что Агарон находил особый, индивидуальный подход к каждому еврею, к мужчинам, к женщинам, к детям – к каждому он обращался на его языке, входил в детали, утешал, уговаривал, находя особые слова, проникающие в сердце именно этого человека. Таким образом он устанавливал в обществе мир и гармонию”.

Но не является ли подобное различие скрытым упрёком в сторону Моше? Ни в коей мере! Подход Моше был иным – он воспринимал народ Израиля как единую сущность, не дробящуюся на частности – “Кнесет Исраэль”, и осуществлял связь между этой сущностью и Вс-вышним, заботился обо всех евреях в совокупности их. Агарон же дополнял и расширял эту заботу, принимая эстафету святости и праведности от Моше, и неся её “в массы”. Безусловно, Агарон был ближе к народу, чем Моше, однако эти два подхода – две стороны одной монеты, они взаимно дополняют и усиливают друг друга.

Раввин Мордехай Элиягу זצ”ל, был человеком, сочетавшим в себе оба этих подхода. С одной стороны, он был известен как строгий праведник, разбирающийся в тонкостях Кабаллы, с другой стороны, он являлся безусловным авторитетом в вопросах Галахи, и прекрасно разбирался в практических аспектах жизни. С одной стороны, он был великим учителем, воспитавшим целую плеяду крупных раввинов религиозно-сионистского направления, все дни которого проходили в стенах Бейт-Мидраша в изучении Торы, с другой стороны – он был близок к простым людям, понимал их проблемы, мог долго беседовать с ними, находил время для каждого. По словам очевидцев, даже спеша на важную встречу или на урок Торы, он останавливался по дороге и отвечал на вопросы спрашивающего таким образом, что человек чувствовал, что этот момент раввин полностью посвящает ему, откладывая в сторону другие дела. Этот редкий дар – наследие Первосвященника Агарона. Да будет память праведника благословенна!

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.