Девушка из общины Чуэтас узнает о своих еврейских корнях

0 Comments

Несмотря на сложности жизни в диаспоре – а возможно, отчасти и благодаря им, – еврейский народ переживает эпоху всевозрастающего интереса к восстановлению генеалогического древа семей и изучению их истории.

Зачастую подобные исследования обусловлены не только любопытством, но и ощущением подлинной личностной связи с религиозной и культурной традицией своих предков. Такие примеры лишь подтверждают известный факт о том, что еврейская кровь напоминает о себе даже спустя поколения, а полузабытые традиции, утратившие логическое объяснение в глазах большинства, обретают новое глубокое значение, еще раз доказывая вечность союза, заключенного Вс-вышним с Его народом.

Карина Баро, героиня этой истории, выросла в Бруклине, Нью-Йорк, и с юных лет осознавала, насколько отличается от своего этнически разнообразного окружения. Хотя она и привыкла считать себя и своих родителей кубинцами, она все же отличалась от них внешне, не говорила с ними на одном языке, да и в целом, ей было тяжело воспринимать такую форму самоидентификации в качестве национальности, а не региональной принадлежности. “Что вообще означает “кубинец”? – задается она вопросом, не только подчеркивающим отсутствие чувства настоящей принадлежности этому обществу, но и ставшим, в итоге причиной поиска свидетельств о настоящих корнях ее семьи.

“Однажды моя тетя позвонила мне и сказала, что у ее тети была книга “Чуэтас острова Майорка”, написанная Барухом Бронштейном в 1936 году, – рассказывает Карина. – В этой книге ее тетя записала имена наших родственников с Майорки и призналась, что она и сама относится к еврейской общине Чуэтас. Благодаря этим сведениям я решила сосредоточиться, в первую очередь, на материнской линии своей родословной. Это было и более легким путем, ведь о родственниках со стороны матери у меня сохранилось гораздо больше записей”.

Карине удалось узнать, что хотя ее бабушка родилась уже на Кубе, семья бабушки ее матери действительно происходила именно с испанского острова Майорка. Она приехала на Кубу в детстве вместе с родителями и сестрой. Звали ее Каталина Кортес-Пико, на слух – классическое испанское имя. Эти данные и записи в книге значительно облегчали задачу, стоящую перед Кариной: из списка пятнадцати фамилий, встречающихся среди евреев Майорки, она узнала две. Из публикаций в Интернете Карина выяснила, что община Чуэтас проживала в этих землях задолго до распространения там христианства.

“Эта информация обнадеживала, – признается Карина. – Было несколько странно, поскольку, осознавая свою индивидуальность, я все же всегда ощущала связь с еврейским народом. Возможно, причина кроется в моем подсознании или том факте, что я выросла в Бруклине, евреями были некоторые мои друзья и муж моей бабушки. Мы не исповедовали какой-либо религии, но я была очарована еврейскими праздниками. Интересно, что моя мама зажигала свечи вечером каждой пятницы, сама не зная, почему она это делает. Однажды я задала вопрос, и она призналась, что точно так же поступала и ее мать”.

Воодушевленная необычайным успехом поисков, Карина решила отправиться в путешествие на Майорку, чтобы своими глазами увидеть землю своих предков. Осуществить желаемое ей удалось в июле 2017 года. Восхищаясь потрясающей красотой острова, она все же не могла скрыть разочарования крайне скудным количеством информации об общине Чуэтас, находящейся в ее распоряжении. “Казалось, что многое просто стерли из истории. На глаза попадались лишь отдельные фрагменты прошлого, как, например, звезда Давида в центре витража главного собора Пальма де Майорка, по слухам помещенная туда именно еврейскими мастерами в качестве напоминания об их истинной вере. В парке при соборе также сохранились отсылки к отдельным историческим фактам, повествующие об изгнании евреев и представляющие собой не более, чем дань их памяти. Кроме того, единственная синагога на острове была закрыта для посетителей и функционировала лишь по праздникам”.

Пообщавшись со своими дальними родственниками, Карина была глубоко впечатлена их воспоминаниями о дискриминации, которой некогда подвергались Чуэтас: это касается и негласного табу на всякие разговоры на тему их еврейского происхождения, и барьера, что существовал между членами общины и местным исконно католическим населением. “Я была опечалена, – поясняет Карина, – так как спустя столько лет и невзирая на такое самопожертвование, Чуэтас все же оставались чужаками и аутсайдерами. Это напомнило мне о собственном опыте и переживаниях”.

Тем не менее, вселяет радость тот факт, что, несмотря на внешние трудности и ограничения, еврейская жизнь острова оставалась на достойном уровне, что мотивировало членов общины соответствовать самым высоким религиозным стандартам. Община интересна также и с лингвистической точки зрения. Карина выяснила, что “хотя Чуэтас – сефарды, они не говорят на ладино. Их разговорным языком является майоркский субдиалект балеарского диалекта каталанского языка, который очень отличается от кастильского. Евреи Майорки изначально владели арамейским и уже впоследствии стали говорить на майоркском”.

За неоценимую помощь при проведении этого генеалогического исследования Карина благодарит Альберто Фиол Боннин, члена организации Memoria del Carrel, который помог ей проследить историю ее семьи до 1500х годов. Она не собирается останавливаться на достигнутом, ограничиваясь полученной информацией, и мечтает узнать больше о своем еврейском наследии и передать это стремление своей дочери. “Я буду продолжать праздновать [еврейские праздники] в своем доме для того, чтобы мы не утратили снова связь с этими обычаями и могли следовать им, в отличие от наших предков, открыто и свободно”, – обещает Карина.

Благодаря проделанной работе, Карина смогла составить очень впечатляющее генеалогическое древо, увидеть которое вы можете, пройдя по этой ссылке.

Эстер Сурикова
Оригинал статьи на английском