Недельная глава Ваишлах

Шалом, уважаемые читатели!

После двадцати лет тяжелой работы у своего дяди и тестя Лавана праотец Яаков по велению Вс-вышнего возвращается на Святую Землю Теперь он не один – у него жены, наложницы, 12 детей и множество скота. И он отлично понимает, что ему предстоит еще одно непростое испытание – встреча со своим братом Эйсавом, обманутым и затаившим злобу. К тому времени Эйсав обзавелся своим собственным королевством на горе Сеир, на юго-восточной границе земли Израиля. Яаков надеялся обойтись без личной встречи, для чего отрядил специальную делегацию с дарами, но этот план провалился – Эйсав захотел лично поприветствовать своего младшего брата и выяснить с ним отношения. И тут мы встречаем в тексте Писания интересный оборот, допускающий несколько толкований: когда Яаков узнал о том, что его брат выступил ему навстречу с отрядом своих воинов, он “весьма устрашился, и стало ему тяжко” (Берейшит 32:8). Очевидно, что два этих обстоятельства, описывающих душевное состояние Яакова, не просто синонимы, а выражают различные его аспекты. Поэтому РаШИ, например, приводит мнение мидраша Танхума, согласно которому наш праотец “«Устрашился» — как бы ему самому не погибнуть; «и стало ему тяжко» — не (пришлось бы) ему убивать других”. Известно, что Яаков был исключительно миролюбивым человеком, и ему претили силовые методы, столь любимые его страшим братом.

Однако мне хотелось бы обратить внимание на другой немаловажный момент. Когда Яаков покидал отчий дом, то в Бейт Эле ему открылся Вс-вышний, и пообещал оберегать его до самого возвращения из изгнания: “Вот Я – с тобой, и буду хранить тебя, куда бы ты не пошел…” (28:15). На фоне этого обещания страх перед Эйсавом выглядит по меньшей мере странно, особенно если учесть, что Вс-вышний не позволил Лавану причинить Яакову зло, о чем тот лично свидетельствовал. Так почему же Яаков страшился этой встречи? Поскольку речь идет о праотце, человеке высочайших духовных стандартов, невозможно предположить, что он утратил упование на Творца. Тогда что же? Мехильта рабби Ишмаэля дает ответ на этот вопрос – Яаков-авину опасался, что совершенный им грех станет препятствием, способным помешать милосердию Вс-вышнего проявиться, и Эйсав сможет нанести вред ему и его семье. Мидраш не объясняет, о каком грехе идет речь, и для выяснения этого нам придется обратиться к комментарию Мальбима, известного глубиной своего анализа текста Торы. Рав Меир Лейбуш говорит, что Яаков устрашился …. своего страха! Т.е. этот стих следует понимать так: узнав о приближении опасности в лице Эйсава и его молодцов, Яаков испытал мгновенный испуг (что в данной ситуации более чем естественно), но затем, проанализировав свои ощущения, праотец стал переживать из-за этой первичной реакции, поскольку она указывала на некое несовершенство качества “битахон ба-га-Шем” – упование на Вс-вышнего.

Но тут следует спросить себя – могло ли субъективное ощущение Яакова повлиять на объективную реальность, каковую сформировало обещание Творца? Ответ – могло. “Вс-вышний совершает открытые чудеса только для того, кто уповает на Него всем сердцем” – говорит Мальбим. Именно после этого Яаков начинает готовиться к встрече с Эйсавом с помощью материальных действий – делит свой стан надвое, расставляет своих людей на ключевые позиции, и т.д., то есть, теперь он не полагается на чудо, поскольку узрел в себе некий изъян, не позволяющий ему рассчитывать на открытое чудо.

Подобный взгляд на этот отрывок мы видим и у автора книги “Паним яфот”, рава Пинхаса а-Леви Горвица, в комментарии на стих “Спаси же меня от руки брата моего, от руки Эсава! Ибо страшусь я его, как бы он не пришел и не поразил меня, (и) мать с сыновьями” (32:12). Зачем Яаков молится о спасении? – спрашивает ученик Магида из Межерича – ведь ему уже было обещана защита от напастей! Сказал наш праотец Вс-вышнему, благословен Он: я молюсь, потому что боюсь Эйсава. Если бы упование на Тебя было бы полным, то молитва бы не понадобилась”.

Из вышесказанного выстраивается парадоксальная концепция – сам “битахон”, упование на Вс-вышнего, приводит человека к спасению! Логика утверждает обратное – вначале человек должен быть спасен, и только после этого у него будет повод полагаться на Творца, но тут следует поступить наоборот, поскольку Вс-вышний, во-первых, всемогущ, а во-вторых, всеблаг. Следовательно, нет повода для страхов!

В книге “Шомер Эмуним” от имени рабби Исроэля Бааль Шем Това приводится следующее: если на кого-то, не дай Б-г, обрушивается несчастье, то проверенное средство – укрепить свое сердце в уповании на Вс-вышнего, и тогда придет спасение! При этом БеШТ не советовал вообще упоминать в молитве о пришедшей беде. А о чем же следует молиться? Как раз об усилении качества “битахон”!

Мы живем в непростом мире, у каждого есть множество проблем, страхов и опасений. Но следует помнить, что это – лишь деревья, заслоняющие от нас лес. А точнее, сад. Ган Эден. Чем выше мы сможем поднять планку “битахона”, упования на Творца, тем яснее проступит для нас чудесный Сад Веры. Но это не значит, что нужно сидеть, сложа руки – подобно Яакову-авину нам следует подкреплять нашу веру действием, ибо никто не может сам оценить свой уровень веры и доверия Вс-вышнему. А потому – сердце полагается, разум и руки – действуют. Это – проверенный временем еврейский “модус операнди”. Шабат Шалом!

Р. Ш.З. Аврасин

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *