Недельная глава Ваигаш

0 Comments

ЧЕСТЬ БЛИЖНЕГО

Итак, кульминация интриги – встреча двух лидеров, Йосефа и Йегуды. У каждого из них – своя правда. За Йосефом – право преданного своими братьями. Право испытать их, чтобы проверить, изменились ли они, осознали ли тяжесть греха. У Йегуды в активе – клятва вернуть Биньямина, данная отцу, и жгучее раскаяние и сожаление о продаже Йосефа в рабство. Мы не знаем, как бы поступил Йосеф, не выдержи братья испытания. Возможно, если бы они смирились с приговором и оставили Биньямина “в лапах жестокого и подлого царедворца” (поскольку все понимали, что это провокация), он попробовал бы основать Бейт Исраэль, опираясь только на себя и своего единокровного брата. Но братья доказали, что за эти двадцать с лишним лет, прошедших с их расставания, они совершили большую духовную работу, и готовы были отдать свою свободу и даже свою жизнь за своего младшего сводного брата, облыжно обвиненного в краже драгоценного кубка зама фараона. И прежде всего речь идет о Йегуде, инициаторе братопродажи. Он успел лишиться места лидера сынов Яакова, уйти от своей семьи к кнаанеям, жениться на одной из них, родить троих детей, похоронить двух старших, пройти испытание с Тамар, родить от нее еще двоих, Переца и Зераха, и вновь стать первым среди равных, взяв на себя ответственность за Биньямина.

И вот теперь они стоят лицом к лицу, праведность и раскаяние, царь и … царь, машиах и … машиах. Кто возьмет верх? Йосеф сдался первым – видя самопожертвование Йегуды, он не мог более сдерживаться, и открылся своим братьям (Берейшит, 45:1-3):
“И не мог Йосеф сдержать себя при всех стоявших подле него, и воскликнул он: Уведите всех от меня! И не стоял никто при нем, когда себя дал признать Йосеф своим братьям. И издал он глас свой в рыдании, и услышали (жители) Мицраима, и услышал дом Паро. И сказал Йосеф своим братьям: Я Йосеф…”

РаШИ задает интересный вопрос: зачем Йосеф повелел удалить из зала всех присутствующих египтян? Нелогичность этого шага отмечает мидраш Танхума:

“Сказал рабби Шмуэль бар Нахмани: Йосеф сознательно подверг себя великой опасности: если бы братья убили его, то никто бы об этом не узнал. Так почему же Йосеф сказал “Выведите всех от меня”? Потому что решил он в сердце своем: Пусть лучше я погибну, чем допущу, чтобы мои братья были опозорены перед египтянами!”

Опасность была действительно велика – напуганные и изумленные братья вполне могли попытаться убить Йосефа, действуя по принципу “нет человека – нет проблемы”. У Йосефа не было никакой гарантии, что этого не произойдет. Но он предпочел самопожертвование во имя чести и достоинства своих братьев, поскольку если окружающим станет известно, что они его продали, то это навлечет на них великий позор. Таким образом, мы видим, что Йосеф стремился любой ценой спасти их от позора.

Рабби Лейб Хасман, духовный наставник йешивы Хеврон и большой специалист в еврейской этике, сказал как-то об этом: не смотря, что самым большим желанием Йосефа было снова встретиться со своим отцом, который был центром его существования, как сказано “Его (Яакова) душа привязана к его (Йосефа) душе”, он готов был пожертвовать этой надеждой ради чести своих братьев.
О рабби Элиягу, Виленском Гаоне, рассказывают такую историю: когда он отправился в добровольные скитания по еврейским общинам Литвы и сопредельных стран, то куда бы он не приходил, везде сохранял свое инкогнито. Однажды он оказался в одной общине накануне пышной свадьбы, и занял свое место за столом для бедняков и нищих. Свадебный пир шел своим чередом, но вдруг оказалось, что с главного стола пропал дорогой серебряный прибор. Подозрение сразу пало на “нового” бедняка, поскольку его никто не знал. Гаона окружили несколько крепких мужчин, и стали грубо требовать от него вернуть украденное, но рабби Элиягу не проронил ни слова. К требованиям и оскорблениям присоединялись все новые крикуны, но “бедняк” продолжал хранить молчание. Если бы он заявил, что не крал серебро, ему бы не поверили, но вот если бы он открыл им, что он Виленский Гаон, то все эти обвинители тут же пали бы ему в ноги, и умоляли бы простить их за наезд. В конце концов его обыскали и вынуждены были отпустить с миром. Ни слова не говоря, Гаон покинул это местечко.

Когда спустя какое-то время он рассказал об этом происшествии своим ученикам, они, естественно, спросили его, почему он так поступил. И великий праведник ответил, что опасался, что тогда в краже обвинят кого-то другого. Он, как и Йосеф, предпочел сносить поношения, но не подвергнуть возможному позору другого, даже неизвестного ему человека!

В нашей повседневной жизни нередко бывает так, что мы вынуждены вступать в конфликт с разными людьми. Очень важно при этом сохранять не только свое лицо, но и лицо другого человека. Сегодня, как никогда раньше, особенно на различных интернет-форумах легко поддаться чувствам и оскорбить собеседника, или ответить на его грубость. Праведник Йосеф дает нам пример того, как следует заботиться о чести своего ближнего, даже если ваши отношения далеки от совершенства. И если мы будем придерживаться этого принципа, то с Б-жьей помощью удостоимся благословения Небес.