Недельная глава Дварим – Шабат Хазон

0 Comments

О книге Дварим и Днях траура

Книга Дварим – пятая, завершающая книга Торы. Принятое в мировой литературе название этой книги – Второзаконие – соответствует её имени, обычно употребляемому в традиции мудрецов: “Мишнэ Тора“, т.е. повторение Торы. Начинается эта книга так: 

Вот слова, которые говорил Моше всему Исраэлю за Иорданом в пустыне Арава, против Суф, между Параном и Тофелем, и Лаваном, и Хацэрот, и Ди-Заав, в одиннадцати днях пути от Хорева, через гору Сеир, до Кадэш-Барнэа. И вот, в сороковом году, в одиннадцатом месяце, в первый (день) того месяца, говорил Моше всем сынам Исраэля обо всем, что заповедал ему Г-сподь о них. После того, как он разбил Сихона, царя Эморейского, который жил в Хешбоне, и Ога, царя Башанского, который жил в Аштарот, в Эдрэи, за Иорданом, в земле Моавитской, начал Моше изъяснять учение это, говоря: «Г-сподь, Б-г наш, говорил нам в Хореве так: довольно вам жить у горы этой…»

Моше, приговорённый к тому, что он не войдёт в обещанную нашим праотцам Землю, в качестве прощания со своим народом разъясняет им законы Торы.

Возникает вопрос: почему он не разъяснял их раньше, когда передавал их народу в предыдущих четырёх книгах?

А ведь ему было заповедано передавать законы с объяснением! Действительно, самый первый после Синайского Откровения раздел книги Шмот, “Мишпатим”, посвящённый изложению очень большого числа законов, открывается словами: “Вот законы, которые ты разложишь перед ними”. И мидраш объясняет это так: “Не вздумай сформулировать им законы раз, и другой, и третий, чтобы запомнили; а разложи их так, чтобы это было как накрытый стол, на котором всё разложено в порядке и готово к употреблению”. (Из этого мидраша взято название фундаментального свода законов Галахи Шулхан Арух, т.е. «накрытый стол»).

Если так, то ясно, что Моше и раньше передавал заповеди Торы с разъяснениями. Но при этом она оставалась Небесной Торой. Евреям была дарована Тора, но пока что они владели ею не больше, чем овладел геометрией человек, внимательно прочитавший полное собрание аксиом и теорем геометрии, но не решивший ни одной задачи. Для полноценного получения Торы недоставало земной составляющей. Невозможно постичь Божественную мудрость ограниченному человеческому разуму, витая в области чистого духа. Для этого необходима Земля, причём не любая земля, а та, которая была для этого предназначена с самого начала и которая была обещана нашим праотцам.

 Так же, как гора Синай была изначально предназначена для получения Торы, так Земля Израиля предназначена для объяснения Торы. Поэтому Моше начал объяснять Тору только при подходе к Иордану, где уже чувствовалось влияние Земли Израиля. (А если бы ему было дано объяснять им Тору в самой Земле Израиля, то произошло бы полное исправление мира. Поэтому Моше так просил разрешения войти в эту Землю – чтобы разъяснить всё до конца. Но к этому мы ещё не были готовы).

Итак, мы поняли, почему более глубокое объяснение Торы пришлось отложить до прихода в степи Моава. Но что это за длинный перечень мест, где Моше начинает свою речь? Мудрецы объясняют нам, что все эти названия – а некоторые из них и вовсе не существовали реально – приведены здесь в качестве намёка на те эпизоды, в которых народ вёл себя нехорошо. Иными словами, эта книга, посвящённая повторению законов, открывается словами укора. (Само слово “дварим” указывает на то, что здесь – жёсткий разговор, как постоянно подчёркивают мидраш и комментаторы, объясняя различие смысла двух видов говорения: “дибур” и “амира“). Слова упрёка необходимы для того, чтобы слова Торы действительно усваивались, а не оставались бы внешней информацией. Для таких слов должно быть правильно подобрано не только место, но и время, и обстановка. И Моше начинает свою укоризненную речь в самый подходящий момент: после того, как одержана полная победа над двумя грозными царями, Сихоном и Огом, и перед тем, как уйти из этого мира.

 Поколение, к которому сейчас обращается Моше, стоит на пороге входа в Ханаанскую Землю и находится в положении, очень похожем на то, в котором были когда-то их отцы и совершили грех, задержавший народ в Пустыне ещё на 38 лет. Поэтому Моше напоминает прежде всего именно этот грех, связанный с отправкой разведчиков, послуживший причиной того, что всё то поколение вымерло, не войдя в обещанную Землю.

 Расхождения в описании этого эпизода в книгах Дварим и  Бемидбар необычайно велики. Главное различие – в том, что там основная тяжесть вины лежит на разведчиках, из-за которых народ впал в отчаяние; здесь же о вине разведчиков почти не упомянуто, а вся вина возложена на народ. Это не означает, что разведчики не сыграли своей страшной роли в этой истории, но сейчас самое важное  – подчеркнуть совсем другую сторону проблемы: всё то  поколение ответственно за то, что плакали и отказались входить в эту Землю, и ни один не может сослаться на то, что находился под влиянием другого – начальника, командира, вождя. (Подобно этому, никакие ссылки Адама на то, что жена дала ему и он ел, и Хавы – на то, что Змей обольстил её, не освобождают каждого из них от ответственности за свой поступок. И точно так же мы произносим в молитве: “За наши грехи мы изгнаны из нашей Земли”, – а не за грехи Тита, разрушившего наш Храм и сокрушившего нашу независимость).

Раздел “Дварим” всегда читают в Шабат, предшествующий 9 Ава, дню траура по разрушению нашего Храма. В этот день мы оплакиваем не прошлое, а настоящее. В мидраше (Ялкут Шимони к Псалмам 827) сказано: Каждому поколению, в дни которого не построен Храм, засчитывается, как будто оно его разрушило.

 Описанное в этом разделе поведение народа Израиля, не желавшего подниматься и понапрасну плакавшего, послужило причиной плача на многие поколения. В каждом поколении причина разрушения Храма – та же, что названа в нашей главе (1:26): И вы не пожелали подниматься, и перечили Слову Г-спода вашего Б-га.

 Народу Израиля, родившемуся на Синае, гарантированы бессмертие и защита Всевышнего. Поэтому впасть в отчаяние – самый непростительный из всех грехов.

Для того, чтобы подняться навстречу своему предназначению, требуется настоящее мужество. Но зато это – единственное, чего от нас ждёт Вс-вышний, и другого лекарства от наших бедствий не существует. Да будет Его Воля вспомнить заслуги наших предков и неисчислимые страдания поколений нашего народа в прошлом и в настоящем – чтобы помочь нам вернуться к Нему и увидеть в этот день наш Храм и наш народ восстановленными!