Недельная глава Хаей Сара

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА?

В известной песне на этот вопрос дается множество разнообразных ответов: это и страница в букваре, и материнская колыбельная, и проселочная дорога. А с чего же началась Родина для еврейского народа?

 

Нередко, гонимые обстоятельствами, евреи покидали насиженные места и переселялись в другие края. Как вы думаете, что именно нужно было организовать на новом месте прежде всего? Синагогу? Хедер? Бесплатную кухню для бедных? Это, безусловно, важные элементы еврейского общинного уклада, но они уступали первенство двум другим объектам – микве и кладбищу. Миква – чистое начало новой жизни, погост, (или на иврите “бейт оламим” – вечный дом) – очищение жизни прожитой, достойный конец телесной оболочки, в которой пребывала святая еврейская душа. А все потому, что умершие, в отличие от живых, ждать не могут, как это ни парадоксально звучит. Согласно Галахе, тело следует придать земле как можно быстрее, поэтому допускается хоронить даже ночью.

С кладбища, точнее, с погребальной пещеры, и начинается Родина – Земля Израиля – для нашего народа. В начале главы Хаей Сара Тора сообщает нам о смерти нашей праматери Сары в возрасте 127 лет. Большинство комментаторов склоняются к тому, что Сара умерла сразу же после несостоявшегося жертвоприношения Ицхака – известие о том, что ее единственный сын едва не расстался с жизнью, настолько поразило ее, что ее душа отлетела. Вернувшийся с горы Мория Авраам уже не застал свою любимую и почитаемую супругу в живых.

Скорбь праотца была велика. По окончанию периода оплакивания Авраам принимает решение приобрести участок земли для погребения Сары. До этого они не имели никакого недвижимого имущества, поскольку владение Землей Израиля было обещано только их потомкам, так как рок кнаанейских племен еще не исполнился. Но теперь пришло время связать себя с Землей более тесными узами. Авраам вступает в переговоры с сынами Хетта, на территории которых располагается пещера Махпела, намеченная им для этой цели. Интересно, что хетты не горят желанием продать Аврааму участок в вечное владение. Они настойчиво предлагают ему участок для погребения Сары в подарок. Но первый из праотцов тверд в своем намерении – его жена должна покоиться в земле, принадлежащей ее семье. Город, в котором находилась эта пещера, назывался Хевроном. Корень этого названия тот же, что и в слове “хибур” – связь, соединение. Именно с этого места начинается связь нашего народа с Землей Израиля. Уходя в лучший мир, наши праотцы и праматери становились теми корнями, которые соединяют народ Израиля с его землей, давая силы его стволу, ветвям, листьям и плодам. И пока живы эти корни, живо и само дерево.

Процесс приобретения этого участка стал источником, из которого наши учителя вывели многие законы, касающиеся купли-продажи. Вот как об этом говорит в своем комментарии рав Шимшон Рефаэль Гирш:

“…Расхожее мнение, что для евреев главное в жизни — это продавать и покупать, делать гешефты. В связи с этим следует вспомнить, что, когда наши законоведы исследовали Писание, чтобы найти в нем опору для выработки законов о купле-продаже, они нашли только два места, в которых говорится об этом. Первое — покупка Авраамом поля Эфрона (с пещерой Махпела). Второе — покупка поля пророком Ирмеягу, совершенная с целью продемонстрировать евреям его веру в будущее еврейского государства. В то время войска Вавилона уже стояли у стен Иерусалима. Ирмеягу было открыто Богом, что Иерусалиму суждено пасть за свои грехи, но по прошествии 70 лет евреи вернутся и отстроят Иерусалим и разрушенный Храм (Ирмеягу 32:6). Итак, из двух мест в Писании, где говорится о купле-продаже, первое повествует о периоде до основания государства, а второе — о времени его конца”.

Известный принцип “Деяния отцов – знамение для их потомком” ярко проявляется и в нашем случае. Хеврон стал столицей надела колена Йегуды, которое первым из всех завладело своей территорией. Именно в Хевроне зарождается будущее великое царство: там начинает свое царствование Давид. Он семь лет правит оттуда коленом Йегуды, до тех пор, пока остальные десять колен не решают поставить его царем над всем Израилем. Только после этого царь Давид переносит свою столицу в Иерусалим.

До Шестидневной войны Хеврон находился под властью мусульман, которые не давали евреям возможности посещать могилы праотцов – еврейским паломникам было разрешено подниматься лишь до седьмой ступени лестницы, ведущей в комплекс помещений Махпелы. После нашей победы флаг Израиля поднялся над Хевроном, но до сих пор еврейское присутствие в нем незначительно и сопряжено с опасностями и трудностями. Наше соединение с Хевроном – своего рода лакмусовая бумажка, индикатор верности союзу со Вс-вышним и Земле Израиля.

Дай же Б-г, чтобы в сердце каждого еврея вспыхнуло пламя, которое горело в душах Авраама, Калева, Давида, Ирмиягу и еще многих тысяч сынов Израиля, не мысливших себе жизни без Святой Земли!

рав Шломо Зелиг Аврасин

Недельная глава Толдот

ВИТЯЗЬ В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ

Шалом, уважаемые читатели!

В нашей недельной главе начинается многовековое противостояние, не завершившееся до сего дня. Речь идет, конечно же, о противоборстве Яакова и Эйсава, начавшееся еще до их рождения, в утробе их матери, Ривки. Спустя много веков после эпохи праотцов римская империя, наследница Эдома, поработившая множество народов, столкнулась в своем победном шествии на восток с маленькой, но очень особенной страной Иудеей, где обитали потомки Яакова, то есть наши предки. И долгое время относительно немногочисленный народ Израиля противостоял величайшей империи как в материальном, так и в духовном плане. И эта борьба двух братьев продолжилась и после разрушения нашего Храма, и после падения Рима, поскольку европейские народы стали идейными продолжателями Рима, а значит, и Эйсава. И это противостояние завершится только после прихода Машиаха, да произойдет это в наши дни. Тогда старший брат признает первенство младшего, поскольку тот вернется в Землю Израиля чтобы вновь отстроить Храм, и свет Учения разольется по всей земле, “как вода морских просторов”.

 

А пока этого еще не произошло, давайте попробуем разобрать один очень интересный вопрос. В начале нашей главы сказано, что благословенные родители, Ицхак и Ривка, относились к близнецам по-разному: “И выросли отроки, и стал Эйсав человеком, сведущим в охоте, человеком поля, а Яаков – человеком бесхитростным, обитающим в шатрах. И любил Ицхак Эйсава, ибо улов (Эйсава) был во рту у него, а Ривка любила Яакова” (Берейшит, 25:27-28). Наш праотец Ицхак не был наивным человеком, он хорошо понимал, кто такой Эйсав, видел его сильные и слабые стороны. Почему же тогда он любил его, охотника и разбойника, сильнее своего младшего сына, Яакова? Попробуем разобраться в этом.

Близнецы родились разными – Эйсав был весь покрыт волосами, с ног до головы. Мидраш “Шохер Тов” говорит, что у него на теле не было ни одного гладкого участка кожи, в то время как Яаков был безволос. МаГаРаЛь в своей драше на Шабат Шува отмечает, что этот волосяной покров был символом той великой и сложной задачи, которая стояла перед Эйсавом. Известно, что у всякого материального явление есть свой духовный корень. Волосы, хотя и растут на теле человека, не являются интегральной частью его организма. У волос есть еще одно качество – они никогда не перестают расти. Согласно концепции МаГаРаЛя, волосы, растущие на теле (не включая волосы на голове), символизируют материальные вожделения человека, в погоне за которыми он проводит всю свою жизнь. Однако предметы этих устремлений никогда не станут частью самого человека, он не сможет заполнить ими пустоты своей души, даже самые мизерные, и поэтому удовольствие, доставляемое их удовлетворением, носит одномоментный характер, и оставляет после себя опустошенность и жажду, разгорающуюся с новой силой. И эти вожделения никогда не прекращают влиять на человека, подобно постоянно растущим волосам. Погоня за ними никогда не приведет человека к удовлетворению и покою, наоборот, он будет находиться в постоянном напряжении и беспокойстве.

То, что Эйсав был покрыт волосами, означало, что Вс-вышний поставил перед ним сложнейшую задачу – побороть свои дурные природные наклонности. И Творец наделил Эйсава достаточной духовной силой, чтобы выполнить эту миссию, поскольку Благословенный не ставит перед человеком невыполнимых задач.

Рабби Йосеф Цви Салант в своей книге “Колодец Йосефа” пишет, что в этом и заключалась причина большой любви Ицхака к Эйсаву, казалось бы, вопреки здравой логике. С точки зрения Ицхака, Яаков был более близок к совершенству, поскольку изначально его душевные устремления были направлены в верную сторону. А значит, и он практически не испытывал внутренних борений и метаний. Эйсав тоже пытался сублимировать свои дурные наклонности – к примеру, зная свою склонность к кровопролитию, он занялся охотой, что было вполне кашерным занятием в те времена. Однако со временем дурное начало взяло над ним верх, и полностью подавило в нем добро, нивелировав тем самым огромный духовный потенциал, данный ему от рождения, что вылилось в отказе от первородства.

Теперь становится более понятным противостояние двух культур – эйсавско-европейской и яаково-еврейской. Первая отдает приоритет материальным ценностям и устремлениям, создав общество потребления, где все направленно на удовлетворение самых различных (и далеко не всегда позитивных) потребностей человека. Поиск духовного совершенства занимает в этой культуре место “на галерке”, говоря театральным языком. Наша же традиция и мировоззрение отводят этому поиску место в партере, в “императорской ложе”, а материальные запросы и желания призваны служить благоприятным фоном, создавая условия для достижения этой задачи. Проблема в том, что, купив первородство, Яаков тем самым взял на себя и функцию Эйсава. У него как-бы на теле отросли волосы – не зря, прикидываясь Эйсавом, он покрыл свои руки и шею руном ягнят, из которых его мать, Ривка, приготовила любимое блюдо Ицхака. И эти шкуры приросли к его коже. Поэтому теперь и народ Израиля должен вести нелегкую борьбу с материальными устремлениями и желаниями, продиктованными дурным началом. Окончательная победа духа над материей и будет означать победу культуры Яакова над культурой Эйсава.

Это касается и каждого человека в отдельности. Следует помнить, что в этой борьбе мы не одни, Вс-вышний дает нам силы для нее, помогает нам, нужно лишь найти в себе ту точку, откуда эти силы будут изливаться. Это доступно каждому, но достичь этого можно лишь в результате кропотливой работы над собой. Соблюдение Торы и заповедей – наше оружие в этой борьбе.

Недельная глава Вайешев

ВЗГЛЯД ИЗ ЗЕРКАЛА

Шалом, уважаемые читатели!

Из начала главы Вайешев мы узнаем о непростых отношениях между Йосефом, любимым сыном Яакова от Рахели, и его братьями. В результате необдуманных поступков с обеих сторон Йосеф оказывается на грани смерти, но, в конечном итоге, обнаруживает себя рабом в доме Потифара, министра МВД в администрации фараона. И тут проявляется основное качество Йосефа – благодаря его праведности с ним всегда пребывает благословение Вс-вышнего. Все, к чему бы ни прикасались руки Йосефа, расцветало. Поэтому совершенно естественно, что его неглупый господин, быстро оценивший свое новое приобретение, назначил Йосефа главным над всем движимым и недвижимым имуществом, поручив его заботам все свое немалое хозяйство. И Йосеф оправдал ожидания Потифара – дела его господина быстро пошли в гору.

Однако на этом пути Йосефа подстерегала опасность “головокружения от успехов”. Достижения на новом поприще отодвинули на задний план тот факт, что он все еще находится в рабстве, и что его отец безутешно скорбит о нем.

Как известно, Йосеф любил все совершенное и прекрасное. Это касалось как внутреннего мира человека, так и внешнего. Мудрецы говорят, что Йосеф стал уделять много времени своей внешности. И отрезвляющий холодный душ пришел незамедлительно (Берейшит, 39:7):

И было после этих событий, и подняла жена его господина глаза свои на Йосефа, и сказала: Ложись со мной!”

Возникла ситуация, которая в шахматах называется “цугцванг”, когда любой из возможных ходов лишь ухудшает ситуацию. Йосеф оказался перед тяжелым выбором: пойти на поводу любвеобильной госпожи, создав тем самым классический треугольник “старый господин – скучающая госпожа – молодой смазливый заместитель” (см. например, треугольник “Отец Гамлета – королева Гертруда – Полоний”), или рассказать обо всем хозяину, чью реакцию несложно предугадать, поскольку слово раба значит очень мало по сравнению со словом хозяйки дома, как это и произошло в конце концов. Согласись Йосеф на заманчивое предложение жены Потифара, и его положение, и так высокое и стабильное, неизмеримо упрочилось – вдвоем они могли бы вертеть мужем и господином, как угодно. Но было одно НО – Йосеф был праведником. Он пытался вразумить вожделеющую дамочку, что удовлетворение ее настойчивых просьб станет с его стороны предательством как по отношению к господину, так и по отношению ко … Вс-вышнему, поскольку Он, Благословенный, крайне отрицательно относится к подобным явлениям. Но уговоры не помогали, а Йосеф по-прежнему не предпринимал никаких шагов. Ситуация оставалась патовой, напряжение нарастало.

И вот, наступил “день Ч”: во время всеегипетского праздника все домочадцы Потифара во главе с хозяином отправились на праздничное мероприятие, а его супруга сказалась нездоровой, и осталась дома. Йосеф тоже остался дома – он по понятной причине старался не посещать языческие гульбища. Но тут он попал в ловушку: госпожа потребовала от него доставить ей, бедной болящей, питье (еду, зеркало, помаду, и т.д. – нужное подчеркнуть) прямо в постель! Йосеф не счел возможным отказать госпоже в прямой и внешне вполне легитимной просьбе, и принес просимое. Кстати, подобный фокус с мнимой болезнью провернул спустя несколько столетий сын царя Давида Амнон, надругавшись над своей сводной сестрой Тамар.

Жена Потифара не упустила редкой возможности, и схватила предмет своего обожания за одежду. И тут возникает вопрос – разве Йосеф не мог предположить, как обернется дело? Он не был наивным человеком, в противном случае не смог был управлять огромным имением и десятками рабов и слуг. Наши Мудрецы предполагают, что в какой-то момент Йосефу в голову закралась предательская мысль “А пуркуа бы не па? Почему бы и нет?” Представьте себе ситуацию – дома никого, на ложе – страстная влюбленная женщина смотрит с обожанием, все, так сказать, располагает. Вода, как известно, камень точит, и Йосеф тоже был не железным. Что же его остановило? Что побудило вырваться из цепких объятий греха?

Ответ на этот вопрос дает нам Вавилонский талмуд в тракте Сота (“Свернувшая с пути жена”, лист 36а):

“В тот час Йосеф увидел в окне образ своего отца Яакова, который сказал ему: в грядущем имена твоих братьев будут записаны на драгоценных камнях наперсника Суда, который будет украшать грудь Первосвященника. Желаешь ли ты, чтобы твое имя было стерто из их числа?”

Другими словами, если ты согрешишь сейчас, то не станешь родоначальником колена Израилева, и твои потомки, если вообще таковые будут, останутся неевреями.

Автор книги “Орхот Мусар” предлагает интересную идею, рассматривающую описанную ситуацию в более детальной резолюции. Он задает вопрос: почему талмуд упоминает, что образ Яакова появился именно в окне? Обычно такого рода видения просто возникали на стене или в воздухе как трехмерные изображения. Согласно объяснению автора, под словом “окно” подразумевалось “зеркало”, что вполне логично – в спальне жены Потифара вполне могло и не быть окна, а зеркало должно было быть обязательно! В те времена зеркала делались, в основном, из отполированного металла, но не исключено, что наиболее зажиточные дамы могли себе позволить и стеклянные. Так или иначе, оказавшись в шаге от нарушения, Йосеф взглянул в зеркало, и увидел там … свое отражение (что не странно). Мидраш Раба утверждает, что лицо Йосефа был почти точной копией лика Яакова. Волею Провидения в своем отражении Йосеф узнал образ своего отца, а в отце – повзрослевшего себя. И взгляд, направленный на него из глубины зеркала, прожег его сердце вопросом: будешь ли ты достоин духовного наследия своего отца, или нет? Решать тебе!

И Йосеф решил – рванувшись прочь из душного, пропитанного запахами благовоний будуара, он бежал прочь, вон из этого дома, куда он более никогда не вернулся. А одежда осталась в руках у разочарованной (мягко скажем) женщины, обманутой в лучших ожиданиях. И месть ее была поистине страшна. Однако Вс-вышний вложил в сердце Потифара мудрость, и вельможа понял, что его жена далеко не такая “белая и пушистая”. Поэтому он не казнил Йосефа, а, во избежание скандала, посадил его под замок на неопределенный срок. Иначе весьма сложно объяснить, что провинившийся раб делал в тюрьме VIP класса, предназначенной для высших сановников государства. Это узилище явилась для Йосефа трамплином, приведшим его к самому трону фараона. Но это уже другая история…

А из нашей мы можем извлечь важный урок – перед тем, как принять решение, послушаться ли голоса дурного начала, каждый должен сделать себе одолжение и спросить себя: а как бы поступил в этой ситуации тот человек, которым я хочу стать через несколько лет? Некий идеальный “я”?

В тот момент, когда человеку удается выйти из замкнутой сферы текущего момента, и взглянуть на ситуацию извне, происходящее с ним сейчас умаляется перед тем грядущим образом, к которому он стремится, и то, что секунду назад казалось верхом желаний, обретает свои истинные размеры, и становится тем, чем есть – ничтожным порывом животной души, желающей немедленно удовлетворить свои примитивные желания.

Превозмогая эти желания, человек поднимается на еще одну ступеньку к тому идеальному себе, которого он действительно стремится достичь. Да удостоимся мы все принимать лишь те решения, которые послужат для освящения Имени Вс-вышнего в нашем и в грядущем мирах!

                                                          Р. Ш.З. Аврасин

Недельная глава Ваэра

Рав Шломо Зелиг Аврасин
ОТХОЖИЙ ПРОМЫСЕЛ

Как тяжело порой бывает заставить другого человека взглянуть на свою позицию с другой точки зрения. Человек, как правило, вцепляется всем, чем можно, в свои представления о проблеме в частности, и о жизни вообще, хотя факты, упрямые факты, как прожекторы, бескомпромиссно освещают всю неприглядность заскорузлых взглядов.

 

Эта проблема проходит лейтмотивом в нашей недельной главе. Речь идет о противостоянии Моше и Аарона, представляющих Властелина мира, с одной стороны, и фараоне, царе Египта, с другой. Еще в конце главы Шмот мы стали свидетелями крайнего проявления гордыни и упрямства этого монарха, когда в ответ на вполне законное требование Моше предоставить еврейским рабам недельный отпуск, чтобы они могли пойти в пустыню и принести там жертвы своему Б-гу, тот ответил: “Я не знаю вашего Б-га, и сынов Израиля не отпущу”. Египет был тюрьмой народов того времени, но любой раб имел право отправлять свой родной культ или религию, включая праздники. Только евреи работали круглый год, поскольку не причисляли себя ни к одному языческому культу. И вот теперь Моше и Аарон требуют у фараона право совершить всенародное жертвоприношение во имя Вс-вышнего.

Фараон понимал, что египетский закон на стороне евреев, поэтому попытался уличить их в лени с помощью подлого трюка – перестал давать им солому для изготовления саманных кирпичей, не снизив при этом нормы. Естественно, что евреи не смогли выполнить план, за что и были названы дармоедами и наказаны. Но фараон ошибся, думая, что проблема решена. Все только начиналось. Вс-вышний собирался преподать суровый урок правителю Египта, а вместе с ним и всему миру. Казни, обрушившиеся на страну, призваны были показать всем, что еврейский Б-г не только существует, но и управляет всем, что происходит в мире. Вс-вышний мог вывести евреев из Египта сразу, без всякой подготовки, не ставя фараона в известность (ибо кто он, и кто ОН!), но задачей Вс-вышнего было доказать, что царь Египта нарушает СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ЗАКОНЫ!

Первым этапом на этом пути стало развенчание светлого образа фараона. Вс-вышний повелел Моше (Берейшит, 7:15):

“ИДИ К ФАРАОНУ УТРОМ, КОГДА ОН ВЫХОДИТ К ВОДЕ: ВСТАНЬ ПРОТИВ НЕГО НА БЕРЕГУ НИЛА…”
Как и его предшественники (и преемники), он считался живым воплощением бога, и каждое утро совершал ритуал – нисходил к Нилу, главному источнику процветания Египта, и в одиночестве совершал особую церемонию, призванную привлечь на страну благословение. Однако это “сакральное” действо служило еще одной важной, но тайной цели – выдавая себя за божество, фараон делал вид, что не нуждается в отправлении естественных надобностей. Но против природы не попрешь, и, спускаясь к реке, он получал долгожданную возможность опростаться. Вот именно в этот момент его и подловил Моше, естественно, не случайно. Стоя над захваченным врасплох фараоном, отец пророков вновь повелел ему отпустить народ Израиля. Но даже унижение не заставило того передумать. И на Египет обрушились казни.
Первой из них стало превращение воды Нила в кровь. Но это ужасное зрелище не произвело на фараона видимого впечатления (там же, 23):

“И ПОВЕРНУЛСЯ ФАРАОН, И УШЕЛ В СВОЙ ДВОРЕЦ, НЕ ОБРАТИВ ВНИМАНИЯ ТАКЖЕ НА ЭТО”.
За время вавилонского изгнания евреи в массе своей перестали говорить на иврите, и поэтому в эпоху Второго Храма появляется несколько переводов Торы на другие языки, и прежде всего – на арамейский, разговорный язык той эпохи. Наиболее близким к тексту считается перевод, автором которого считается Онкелос, римлянин из императорской семьи, прошедший гиюр, и ставший мудрецом Торы. Его перевод строго соблюдающие евреи еженедельно прочитывают вместе с оригинальным текстом. Другой перевод, более развернутый и включающий так же и комментарии, называется “Перевод Йонатана бен Узиэля”, и в нем вышеприведенный стих трактуется иначе: “И справил фараон нужду, и вернулся в дом свой, и не обратил внимания на эту казнь”.

Рав Аарон Коэн, зацаль, один из глав йешивы “Хеврон”, объясняет, почему танай Йонатан бен Узиэль перевел этот стих именно так: Нил был опорным столпом религиозных верований египтян. Считалось, что фараон каждый управляют рекой, как сказано у пророка Йехезкеля (29:3) “Говори и скажешь: так сказал Г-сподь Б-г: вот Я – против тебя, Паро, царь Египта, большой крокодил, лежащий среди рек его, сказавший: “Мне принадлежит река моя и я (сам) сотворил себя””.

Когда воды Нила превратились в кровь, всем стало ясно, что фараон не в состоянии что-либо сделать с этим, он не владеет ситуацией, а значит, он вовсе не божество, а обычный человек из плоти и крови со всеми вытекающими последствиями. Это означало, что фараону больше не нужно было терпеть целый день и ночь, ожидая ежеутреннего похода к Нилу, и он может отправлять естественные надобности тогда, когда ему удобно. Но, к большому удивлению, он “не обратил на это внимания” – не смотря на это, что миф о божественности фараона разлетелся вдребезги, он продолжил посещать Нил по утрам, а египтяне продолжали верить в его небесное происхождение!

Такое слепое упрямство нуждается в объяснении. Очевидно, – говорит рабби Коэн – египтяне и их правители настолько закостенели в своих отвратительных привычках, потакая низменным страстям, что даже явные факты и свидетельства ошибочности их убеждений не могли заставить их признать свою неправоту. Потому что допустить, что ты ошибался, означает необходимость кардинально менять всю систему ценностей и мировоззрения. А на это они не были готовы пойти.

Тора, обращая наше внимание на этот, казалось бы, незначительный штрих, учит нас важному принципу – во-первых, не бояться менять неверные убеждения, и во-вторых – не подстраивать свое мировоззрения под свои привычки и прихоти, рисуя мишень вокруг стрелы. Это означает обманывать себя, а это – наихудший из всех обманов.

Недельная глава Ваэра

“Отпусти народ мой” – игра на поле противника.

В конце прошлой недельной главы Моше обращается к фараону с сакраментальной фразой “Отпусти народ мой!” Фраза эта стала для Народа Израиля кличем свободы на многие поколения. Когда во всем мире поднялась кампания против запрета советского руководства на выезд евреев в Землю Обетованную, эта фраза в ее английском варианте – “лет май пипл гоу” зазвучала на всех каналах радио и телевидения.

Однако необходимо выяснить некий основной вопрос: а зачем вообще Моше Рабейну получил приказ идти к фараону и требовать от него, чтобы тот отпустил Народ Израиля из рабства? Разве Вс-вышний не мог просто приказать Моше собрать всех евреев и сразу пойти к горе Синай, без дозволения фараона?

 

В ответе на этот вопрос коренится одна из основных концепций отношений между Б-гом и сотворенным Им миром – Вс-вышний без очень веской причины не нарушает правил, которые Сам же и установил. Перед Моше Рабейну стояла серьезная задача – обыграть фараона в его же игре и на его поле. Чтобы понять суть этой игры, нам придется вернуться в самое начало египетской неволи, к тем семи годам голода, когда Яаков со своей семьей только спустился в Египет. Йосеф тогда распоряжался в голодающем Египте выдачей провианта, и на третий год голода все жители страны, кроме жрецов, царской семьи и приближенных ко двору, продали себя в вечное рабство фараону вместе с землей, а в качестве ежегодной дани Йосеф установил выплату пятой части урожая. Т.е., следует принять как данность, что в Египте практически не осталось свободных людей!

Спустя столетие, после смерти Йосефа, его братьев, и всего того поколения, количество евреев очень сильно выросло, и перед египетскими властями во весь рост встал “еврейский вопрос” – что делать с этой массой людей? До этого Яаков и все его семейство имели статус “гостей государственного значения”, но тогда их было 70, а сейчас – больше миллиона. И тогда было принято решение “исхитриться”, как об этом говорит Тора: потихоньку привлечь евреев к “общественно-полезной” деятельности, другими словами, поработить их, но оформить все “по белому”. Для этой цели евреям было сделано “предложение, от которого трудно отказаться” – им получить египетское гражданство! С одной стороны, это очень лестно, и на это купились многие евреи. Только вот они забыли, что египетское гражданство означает рабство (см. предыдущий абзац)! Все, за исключением колена Леви, прошли перепись населения, и были включены в египетские списки. Причем коренные египтяне все же сидели на земле, и ее обрабатывали, а новые граждане страны не имели наделов, и их ждала теперь судьба “государственных крепостных” – прокладка дорог, постройка городов, пирамид, и пр. Даже не желавшим прерывать изучение Торы и поэтому отказавшимся от гражданства левитам нашлось местечко в этой схеме: было заявлено, что все должно быть по справедливости – как коренные египтяне имеют свободное от работы сословие жрецов, так и у новых граждан будут свои священнослужители – колено Леви. И, соответственно, свои праздники и памятные даты – таким правом в Египте обладало любое национальное меньшинство, пусть даже и порабощенное. Только вот на деле все обстояло иначе – не смотря на усиливающий гнет, евреи продолжали плодиться с удвоенной силой. И тогда фараон начал “передергивать карты” – загружать их бессмысленной работой, пытаться подкупить повитух, чтобы те умерщвляли новорожденных мальчиков, и, наконец, бросать младенцев в Нил, т.е. он сам стал нарушать свои собственные правила и законы, и чем дальше, тем больше.

Теперь посмотрим на проблему с другой стороны. Для правильного формирования еврейского народа необходимо было, чтобы это происходило в на чужбине, в неволе. Это нужно было для того, чтобы потом Народ Израиля мог сравнить рабство у фараона со служением Вс-вышнему, и сделав правильный вывод, принять Тору и бремя заповедей на горе Синай.

Еще праотцу Аврааму было предсказано, что его потомки 400 лет будут рабами “в чужой земле”. Но только вот рабство может быть разным. Согласно закону Торы, еврей-рабовладелец обязан был сперва обеспечить своим рабам питание и жилье на приличном уровне, а лишь потом заниматься собственной персоной, и подобных моментов существует масса. Но вследствие того, что фараон сильно притеснял зависящих от него евреев, он тем самым дал им право выйти из Египта раньше времени. И действительно, Тора говорит, что Исход произошел на 210-ый год нахождения в Египте. Но для того, чтобы доказать, что фараон злоупотребил своей властью и нарушил законы, принятые в его собственной стране, понадобился этот последний тест: “Отпусти народ мой!”

Давайте посмотрим внимательно, чего именно добивается Моше Рабейну у фараона? “А ЗАТЕМ ПРИШЛИ МОШЕ С ААРОНОМ И СКАЗАЛИ ФАРАОНУ: “ТАК СКАЗАЛ БОГ, ВСЕСИЛЬНЫЙ ИЗРАИЛЯ: ОТПУСТИ НАРОД МОЙ, ЧТОБЫ ОНИ СОВЕРШИЛИ МНЕ ПРАЗДНЕСТВО В ПУСТЫНЕ!” …. И СКАЗАЛИ ОНИ: “ВСЕСИЛЬНЫЙ БОГ ЕВРЕЕВ ОТКРЫЛСЯ НАМ; С ТВОЕГО ПОЗВОЛЕНИЯ, ПОЙДЕМ МЫ НА ТРИ ДНЯ ПУТИ В ПУСТЫНЮ И ПРИНЕСЕМ ЖЕРТВЫ БОГУ, ВСЕСИЛЬНОМУ НАШЕМУ, ЧТОБЫ НЕ ПОРАЗИЛ ОН НАС МОРОМ ИЛИ МЕЧОМ” (Шмот 5:1,3).

Из подчеркнутых отрывков видно, что тут вообще речи нет об уходе еврейского народа из Египта навсегда, а лишь о краткосрочном (всего одну неделю – три дня туда, день там, три дня назад) отпуске для осуществления своего законного права – права на свободу совести и вероисповедания, которым обладали все народы Египта – все, кроме евреев. Ах, как это напоминает незабвенный недоброй памяти СССР – у всех народов может и даже должна быть своя национальная культура, только евреям в ней было отказано с тридцатых годов. Не случайно гиматрия (числовое значение) слов “Мицраим” (Египет на иврите) и СССР одинаково и равняется 380. И то, что фараон отказывается удовлетворить это законное требование, развязывает евреям руки – ведь они поселились в этой стране как гости, и до сих пор пользуются “гостеприимством” египтян. Фараон прекрасно понимает это, и поэтому ищет “законные” причины, чтобы не отпускать евреев в пустыню, так как всем ясно, что они не вернутся. Вначале он спрашивает: “КТО ТАКОЙ БОГ, ЧТОБЫ Я ПОСЛУШАЛСЯ ЕГО И ОТПУСТИЛ ИЗРАИЛЬ? НЕ ЗНАЮ Я БОГА, И ИЗРАИЛЬ ТОЖЕ НЕ ОТПУЩУ” (5:2). Мидраш (устное предание), сообщает нам, что фараон приказал принести списки всех официально известных божеств, и заявил, что там Имя Б-га не зарегистрировано, на что Моше рассмеялся и сказал: “Ты подобен слуге когена (священника, потомка Агарона, которым нельзя оскверняться и поэтому запрещено посещать кладбище), который ищет своего господина на кладбище! В твоих списках – лишь мертвые идолы, а я пришел к тебе от Имени Б-га Живого и Истинного!” Позже, уже в процессе казней, фараон предлагал Моше Рабейну альтернативные варианты, стремясь уйти от неизбежного – принести жертву Б-гу в Египте; затем – пойти в пустыню только мужчинами; далее – пойти всем, но оставить скот, и все эти компромиссы были отвергнуты, так как тут речь шла о принципе. Вс-вышний обещал Моше, что фараон сам распорядится о выдаче Народу Израиля разрешения на поход в пустыню – после того, как дух его будет сломлен казнями, которые обрушатся на его страну из-за его упрямства.

Этой концепцией объясняется также необходимость поворота обратно в Египет после трех дней пути из него, как сказано: “И ГОВОРИЛ БОГ, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ, ТАК: “СКАЖИ СЫНАМ ИЗРАИЛЯ: ПУСТЬ ВЕРНУТСЯ И ОСТАНОВЯТСЯ ПЕРЕД ПИ-hАХИРОТОМ, МЕЖДУ МИГДОЛЕМ И МОРЕМ, ПЕРЕД БААЛЬ-ЦФОНОМ, НАПРОТИВ НЕГО РАСПОЛОЖИТЕСЬ У МОРЯ. И СКАЖЕТ ФАРАОН О СЫНАХ ИЗРАИЛЯ: ЗАБЛУДИЛИСЬ ОНИ В СТРАНЕ ЭТОЙ, ЗАПЕРЛА ИХ ПУСТЫНЯ. А Я ОЖЕСТОЧУ СЕРДЦЕ ФАРАОНА, И ПОГОНИТСЯ ОН ЗА НИМИ, И ПРОСЛАВЛЮСЬ Я, НАКАЗАВ ФАРАОНА И ВСЕ ЕГО ВОЙСКО, И УЗНАЮТ ЕГИПТЯНЕ, ЧТО Я – БОГ!”. И СДЕЛАЛИ ОНИ ТАК. (14:1-4).

То есть, и фараон, и все египтяне все время сомневались – то ли действительно за евреями стоит некая великая Сила, то ли все что произошло – цепь роковых случайностей. Поэтому Вс-вышний испытывает фараона – вначале тот под действием казней отпустил Народ Израиля, а теперь, когда евреи повернули обратно в Египет, чтобы соблюсти букву закона (помните – они просили только семидневный отпуск), фараон решил атаковать их, так как этот поворот, по его мнению, свидетельствует о том, что они не знают, что делать дальше, следовательно, за ними никто не стоит. Так фараон и его войско стали жертвой своей политики двойных стандартов – их нападение на беззащитную массу евреев привело к тому, что воды Красного моря сомкнулись над ними.

Политика двойных стандартов и сегодня широко применяется как в отношение к евреям вообще, так и в отношение к государству Израиль. Номинально оно является суверенным государством, но на деле все кому не лень пытаются диктовать ему свою волю и заставить пойти на уступки арабам, которые мечтают уничтожить Израиль. Но не далек тот час, когда Вс-вышний снова продемонстрирует, кто действительно властвует в мире, и тогда все народы, притеснявшие Народ Израиля, будут держать за это ответ, как некогда фараон и его подданные. Да свершится это в наши дни! Амен!
Рав Шломо Зелиг Аврасин

Недельная глава Бо

Кто правит миром – ликбез для фараонов.

Шалом, уважаемые читатели!

В нашей недельной главе мы узнаем о том, как симфония десяти египетских казней завершается финальным аккордом – внезапной смертью египтян-первенцев, после чего упрямство каменного сердца фараона было сломлено, и он лично сообщил Моше и Аарону, что народ Израиля может, и даже обязан как можно скорее покинуть Египет. Так рухнули стены “темницы народов”, каковой являлась эта сверхдержава того времени, и наши предки с гордо поднятой головой, ведомые Шхиной (Б-жественным Присутствием) выступили к горе Синай, чтобы стать там Народом Торы.

Но давайте отмотаем пленку немного назад. Наши благословенной памяти Мудрецы задают интересный вопрос: а зачем понадобилось Вс-вышнему, благословенно Имя Его, наводить на Египет целых десять казней? Ведь было известно Творцу Вселенной, что после смерти своего первородного сына фараон “сломался” бы сразу и отпустил бы евреев на свободу – это становится ясно после прочтения тех слов, которые Б-г вкладывает в уста Моше Рабейну, да пребудет он в мире, еще у несгораемого тернового куста: “И СКАЖЕШЬ ТЫ ФАРАОНУ: ТАК СКАЗАЛ БОГ: ИЗРАИЛЬ – МОЙ ПЕРВЕНЕЦ! ГОВОРЮ Я ТЕБЕ: ОТПУСТИ СЫНА МОЕГО, ДАБЫ МНЕ ОН СЛУЖИЛ, НО ТЫ ОТКАЗЫВАЕШЬСЯ ЕГО ОТПУСТИТЬ, И ВОТ: УБИВАЮ Я ТВОЕГО СЫНА, ТВОЕГО ПЕРВЕНЦА!” (4:22-23) .

Так зачем тогда нужны предыдущие девять казней?

На этот вопрос существует, как это принято в иудаизме, множество ответов.

Так, например, есть мнение, что казни были растянуты почти на целый год для того, чтобы испытать сынов Израиля – а захотят ли они, освободившись от рабства (ибо реально они перестали работать на египтян еще со времени первой казни), покинуть Египет тогда, когда будет нужно? И это действительно была необходимая проверка – Тора говорит что сыны Израиля вышли из Египта “хамушим”. Это слово обычно переводят как “вооруженные” или “оснащенные”, но есть у него и другой смысл: “пятая часть”, т.к согласно Мидрашу только 20% евреев согласились выйти из Египта, а остальным показалось, что если рабства больше нет, то и незачем покидать такую замечательную страну. Жребий их был горек – все они были бесследно поглощены тьмой во время девятой казни, и даже тел их не осталось, чтобы египтяне не сказали, что и евреев постигла та же участь, что и их самих. Подобных примеров было много в течение нашей истории – когда приходило время покинуть какую-либо страну изгнания, всегда были те, которые оставались там, и, как правило, растворялись среди местного населения либо гибли. Вс-вышний многомилостив, но предоставляет ограниченное число возможностей, как это следует из “Законов Раскаяния” РаМБаМа.

Но мне хочется предложить вашему вниманию совершенно особенный комментарий, рассматривающий деление казней на четыре группы, приведенное в Вавилонском Талмуде: для лучшего запоминания рабби Иегуда предлагает нам три аббревиатуры: ДеЦаХ (“дам” – обращение вод Египта в кровь; “цфардэа” – лягушки; “киним” – вши), АДаШ (“аров” – нашествие зверей; “дэвэр” – падеж скота; “шхин” – язвы) и БеАХаВ (“барад” – град с огнем внутри; “арбэ” – саранча; “хошех” – тьма кромешная; “бехорот” – смерть первенцев Египта, причем последняя казнь стоит особняком и представляет собой четвертую группу).
Изначально действительно можно было обойтись только последней казнью – если бы фараон отказался отпустить народ Израиля только из чистого упрямства. Но он пытался подвести под свой отказ теологическую базу, утверждая, что ему неизвестно, кто такой Вс-вышний Б-г евреев. И поэтому первые девять казней представляли собой программу религиозного ликбеза, причем не только для фараона и его подданных, но и для всего мира, и для самого народа Израиля, наблюдавшего за казнями с безопасного расстояния, из земли Гошен (восточной провинции Египта).

Итак, первые три казни (кровь, лягушки, вши) призваны показать фараону и его окружению в том, что Б-г есть. Эти казни более эффектны, нежели эффективны – они не приводят ни к смерти, ни к значительному материальному ущербу, но имеют сильный демонстрационный и психологический эффект, и воздействуют на все пять органов чувств человека: кровь – зрение и вкус, лягушки – слух и обоняние (после окончания казни их трупы немилосердно смердели), вши – осязание. Во время последней казни волхвы Египта не смогли повторить ее также, как две предыдущие, и сообщили фараону, что это не может быть делом рук человека, пусть даже очень сведущего в магии, т.к. нечистая сила, которую они использовали в своем колдовстве, не может оперировать с предметами, меньшими чем ячменное зерно [трактат Сангедрин 67 б], но это – “перст Вс-вышнего”. Фараон укрепил свое сердце и не отпустил народ, но твердо уяснил, что Б-г Израиля существует, и с ним приходится считаться.

Вторые три казни (дикие звери, падеж скота и язвы) продемонстрировали, что Вс-вышний не просто существует, но властвует над природой. Тут уже имеется сильный экономический ущерб и некоторые человеческие жертвы, причем волхвы египетские снова выступают в качестве “лакмусовой бумажки” – если во время нашествия зверей и мора среди скота они смогли уберечься, то про язвы сказано: “И НЕ МОГЛИ ВОЛХВЫ УСТОЯТЬ ПЕРЕД МОШЕ ИЗ-ЗА НАРЫВОВ, ИБО ВОЛХВЫ БЫЛИ ИМИ ПОКРЫТЫ, КАК И ВСЕ ЕГИПТЯНЕ” (9:11). В то же самое время эти казни показывают, что Вс-вышний управляет природой дифференцировано, т.к. все эти три казни совершенно не коснулись евреев и их имущества, и это уже нельзя было списать на случайность.

Третья группа казней (град, саранча и тьма) свидетельствовали о том, что Вс-вышний – Единственный и Всесильный, и что Он, Благословенный, может по Своему произволу изменять законы природы. Так, внутри градин был заключен огонь, который поджигал все вокруг, хотя вода и огонь в природе не могут сочетаться, саранча пожирала не только траву, но и деревья, камень и металл, а тьма была не просто отсутствием света, но представляла собой плотную субстанцию, которая препятствовала движению и действовала парализующим образом, причем только на египтян. Тут фараон уже фактически “сломался”, ибо подобных вещей и явлений еще никому в мире не доводилось видеть, но Вс-вышний укрепил его сердце, лишив его возможности совершить раскаяние, чтобы воздать ему и его народу за все их преступления по полной программе.

Этот урок был важен всему миру, особенно в преддверии получения евреями Торы на горе Синай, т.к. согласно Галахе, чтобы человек мог понести полное наказание за свое преступление, он должен понимать всю меру своей ответственности, и теперь ни один народ мира не мог бы утверждать, что ему было неизвестно, чем чревато угнетение и попытка нанести вред Народу Израиля! А казнь первенцев завершила эту серию, показав, что, во-первых, Вс-вышний способен различить между человеком, который является первенцем, и тем, кто таковым не является, а следовательно, тем более отличит правого от виновного, и во-вторых, Он, Благословенный, совершенно не нуждается в материальных исполнителях своей воли, как это имело место во время предыдущих казней, поскольку все первенцы умерли одновременно по всему Египту, причем без видимых причин.

Поэтому мы всегда должны помнить, что материальные явления и объекты – лишь ширма, за которой прячется истинное устройство мироздания, где все определяют не физические константы, вроде силы тяготения, а духовный уровень людей и их поступки. Шабат Шалом!

Рав Шломо Зелиг Аврасин