Недельная глава Бешалах

О манне небесной замолвите слово…

Наша недельная глава повествует о событиях, оставивших неизгладимый след во всей мировой истории. Я имею в виду, конечно же, в первую очередь рассечение Красного (Тростникового) моря, переход через него сынов Израиля и гибель в нем же египетского войска, преследовавшего евреев во время этого перехода. В этой точке “разборки” Вс-вышнего с Египтом достигли своей кульминации, и спасенный народ Израиля вместе с Моше воспел “Песнь на море” – благодарственный гимн за избавление и за отмщение угнетателям и палачам. Этот момент стал великим актом веры, ибо согласно нашей традиции, вначале евреи вошли в воды моря, поверив словам Моше, и лишь затем оно расступилось, открывая проход.  Как сказали наши благословенной памяти Мудрецы: “Даже служанка видела на море (видения), которые не видел пророк Йехезкель бен Бузи”.

 

Но вот отзвучала торжественная песня, трофеи, оставшиеся от погибшего египетского войска, собраны, и народ отправляется в путь – по пустыне, к горе Синай. И тут выясняется, что подвиг веры – это не единоразовый акт, а ежедневное усилие, которое необходимо прилагать раз за разом. Путь по пустыне стал для евреев начальной школой веры, ибо одно дело – верить во Вс-вышнего, и совсем иное – верить Вс-вышнему, доверять Ему. Об одном уроке в этой непростой школе мы и побеседуем сегодня.

На четвертую неделю марша к горе Синай у народа начали подходить к концу съестные припасы. Казалось бы, нечего волноваться – Тот, Кто сумел разверзнуть море, сможет и накормить любое количество людей. Но рабская привычка не из тех, от которых можно легко избавиться! Ведь раб привык получать свою пусть нищенскую, но постоянную порцию, без связи с тем, работает ли он в этот день или нет. И вот: “И ВОЗРОПТАЛО ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ НА МОШЕ И АГАРОНА В ПУСТЫНЕ. И СКАЗАЛИ ИМ СЫНЫ ИЗРАИЛЯ: “ЛУЧШЕ БЫ НАМ УМЕРЕТЬ ОТ РУКИ БОГА В СТРАНЕ ЕГИПЕТСКОЙ, КОГДА МЫ СИДЕЛИ У ГОРШКА С МЯСОМ И ХЛЕБ ДОСЫТА ЕЛИ, ВЕДЬ ВЫ ВЫВЕЛИ НАС В ЭТУ ПУСТЫНЮ, ЧТОБЫ УМОРИТЬ ВСЕ СОБРАНИЕ ЭТО ГОЛОДОМ!”” (Шмот 16:2-3).

Ох, не просто выдавливать из себя раба! И поэтому на первый раз Вс-вышний отнесся с пониманием к страху евреев перед призраком голодной смерти, и не обратил Своего сурового внимания на их сетования по поводу оставленных за спиной “благах” Египта. Более того, Он удовлетворил их просьбу: “И СКАЗАЛ БОГ, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ: “ВОТ Я ПОСЫЛАЮ ВАМ ХЛЕБ С НЕБЕС, И БУДЕТ ВЫХОДИТЬ НАРОД, И СОБИРАТЬ ЕЖЕДНЕВНО, СКОЛЬКО НУЖНО НА ДЕНЬ – ЧТОБЫ МНЕ ИСПЫТАТЬ ЕГО, БУДЕТ ЛИ ОН ПОСТУПАТЬ ПО ЗАКОНУ МОЕМУ ИЛИ НЕТ”” (16:4). Вс-вышний возвестил через Моше Рабейну, что раз в день, с утра, Он будет посылать народу своему “хлеб с небес”. И это будет не просто еда – это будет испытание. Но прежде чем мы узнаем, в чем оно состояло, выясним, что же представлял собой этот хлеб. “И БЫЛО – ….. УТРОМ БЫЛ СЛОЙ РОСЫ ВОКРУГ СТАНА. И ИСПАРИЛАСЬ РОСА, И ВОТ – НА ПОВЕРХНОСТИ ПУСТЫНИ НЕЧТО МЕЛКОЕ, РАССЫПЧАТОЕ, МЕЛКОЕ – КАК ИЗМОРОЗЬ НА ЗЕМЛЕ. И СМОТРЕЛИ СЫНЫ ИЗРАИЛЯ, И ГОВОРИЛИ ДРУГ ДРУГУ: “ЧТО ЭТО?” ИБО НЕ ЗНАЛИ, ЧТО ЭТО. И СКАЗАЛ ИМ МОШЕ: “ЭТО ХЛЕБ, КОТОРЫЙ ДАЛ ВАМ БОГ В ПИЩУ”“. (16:13-15). На древнем иврите вопрос “что это?” звучит “ман гу?”, и отсюда название данного продукта – “ман”. Ман представлял собой мелкое белое драже, которое выпадало с утра на слой росы, и затем второй слой росы покрывал его, как герметичная упаковка. Ман, не собранный до времени, пока солнце не начинало припекать, испарялся вместе с росой. Кроме этого, ман обладал несколькими поразительными свойствами, ставящими его в один ряд с самыми большими чудесами и знамениями, произошедшими с народом Израиля. Вот эти качества:

– ман имел вкус той пищи, о которой думал человек во время еды

– его можно было собрать только определенное количество на человека – тот, кто пытался собрать больше, чем было положено, убеждался, что, дойдя до определенного уровня, ман в его суме не прибывает, не смотря на его усилия.

– ман выпадал для каждого человека на различном расстоянии от его шатра: праведники собирали его у порога, средние люди – в пределах стана, а злодеи и нечестивцы вынуждены были проводить несколько часов за пределами лагеря, чтобы набрать себе достаточно мана. Это качество особо не нравилось многим, т.к. оно не позволяло человеку выдавать себя за праведника – все сразу понимают, что тот, кто ищет ман подолгу, даже если у него большая шляпа и длинные пейсы, не является благочестивым человеком. А если кто-то пытался собирать ман ближе, чем это позволял ему его духовный уровень, то сколько бы горстей он не клал себе в торбу, она все равно оставалась пустой.

– ман можно было готовить любым способом, или есть сырым

– ман полностью усваивался организмом, не оставляя отходов

– ман нельзя было накопить впрок. Если его не съедали до утра, он загнивал и становился отравой, кишащей червями. С помощью мана Вс-вышний показал евреям два аспекта Шабата, который даровал им тут же, в пустыне, во время пути к горе Синай: “Шамор” и “Захор” – “Храни день Шабата” и “Помни день Шабата”, т.е. запретительные и предписывающие заповеди Седьмого Дня. Аспект “Храни…” выражался в том, что ман не выпадал в Шабат. Наши Мудрецы дали философское объяснение этому моменту – в течение шести будних дней основное направление движения энергии – от Творца к творению, т.е. сверху вниз, и поэтому ман мог спокойно выпадать. Но в Шабат направление движения меняется, т.к. весь мир как бы стремиться сам подняться ко Вс-вышнему, раскрывая скрытую до поры духовность, и поэтому ман не спускался.

Аспект “Помни…” заключался в том, что в шестой день выпадала двойная порция мана, часть которой можно было оставить и на следующий день и символизировал благословение, которым обладал Шабат. В память об этом мы кладём на шабатний стол две халы – “мишнэ лэхем” – “двойной хлеб”. Именно с этим моментом связан первый “прорыв” гнева Вс-вышнего: “И БЫЛО – НА СЕДЬМОЙ ДЕНЬ ВЫШЛИ НЕКОТОРЫЕ ИЗ НАРОДА СОБИРАТЬ, НО НЕ НАШЛИ. И СКАЗАЛ БОГ, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ: “ДО КАКИХ ПОР БУДЕТЕ ОТКАЗЫВАТЬСЯ ВЫ СОБЛЮДАТЬ ЗАПОВЕДИ МОИ И НАСТАВЛЕНИЯ МОИ? СМОТРИТЕ, ВЕДЬ БОГ ДАЛ ВАМ СУББОТУ, ПОЭТОМУ ДАЕТ ОН ВАМ В ДЕНЬ ШЕСТОЙ ХЛЕБА НА ДВА ДНЯ; СИДИТЕ КАЖДЫЙ У СЕБЯ, ДА НЕ ВЫХОДИТ НИКТО ИЗ МЕСТА СВОЕГО В ДЕНЬ СЕДЬМОЙ”” (16:27-29). Кстати, из этого стиха выводится запрет уходить от места, где проводишь Шабат, дальше определенного расстояния.

В трактате Бава Кама (91Б) авторы Талмуда приводят в качестве иллюстрации народной пословицы “Из-за плохого поведения колючек страдает репутация капусты, растущей рядом” именно этот случай: хотя Моше, естественно, не выходил собирать ман в Шабат, Вс-вышний включил и его в эту группу, обратившись через него к народу Израиля во множественном числе “Вы”. МаГаРаЛь из Праги отмечает в своей книге “Хидушей Агадот”, что причина этого заключается в том, что у каждого человека есть два аспекта – “микро” и “макро”. Микро – это человек сам по себе, его внутренний мир, а макро – это человек как часть чего-то большего, элемент системы, в данном случае – народа. И поскольку Тора и заповеди были даны Творцом Народу Израиля в целом как единому организму, а не как совокупности отдельных индивидуумов, то и спрашивать Вс-вышний тоже будет со всех, даже с тех праведников, которые не имеют непосредственного отношения к проступку. А Моше, как вождь поколения, несет за всех особую ответственность.

Из этого важного момента выводится принцип коллективной ответственности внутри нашего народа. Все мы в одной лодке, и никто не может сказать, что его не волнует судьба другого. Так давайте же не будем раскачивать наш общий корабль!

Шабат Шалом!

рав Шломо Зелиг Аврасин

Leave a Reply

Your email address will not be published.