Недельная глава Ваигаш

ЧЕСТЬ БЛИЖНЕГО

Итак, кульминация интриги – встреча двух лидеров, Йосефа и Йегуды. У каждого из них – своя правда. За Йосефом – право преданного своими братьями. Право испытать их, чтобы проверить, изменились ли они, осознали ли тяжесть греха. У Йегуды в активе – клятва вернуть Биньямина, данная отцу, и жгучее раскаяние и сожаление о продаже Йосефа в рабство. Мы не знаем, как бы поступил Йосеф, не выдержи братья испытания. Возможно, если бы они смирились с приговором и оставили Биньямина “в лапах жестокого и подлого царедворца” (поскольку все понимали, что это провокация), он попробовал бы основать Бейт Исраэль, опираясь только на себя и своего единокровного брата. Но братья доказали, что за эти двадцать с лишним лет, прошедших с их расставания, они совершили большую духовную работу, и готовы были отдать свою свободу и даже свою жизнь за своего младшего сводного брата, облыжно обвиненного в краже драгоценного кубка зама фараона. И прежде всего речь идет о Йегуде, инициаторе братопродажи. Он успел лишиться места лидера сынов Яакова, уйти от своей семьи к кнаанеям, жениться на одной из них, родить троих детей, похоронить двух старших, пройти испытание с Тамар, родить от нее еще двоих, Переца и Зераха, и вновь стать первым среди равных, взяв на себя ответственность за Биньямина.

И вот теперь они стоят лицом к лицу, праведность и раскаяние, царь и … царь, машиах и … машиах. Кто возьмет верх? Йосеф сдался первым – видя самопожертвование Йегуды, он не мог более сдерживаться, и открылся своим братьям (Берейшит, 45:1-3):
“И не мог Йосеф сдержать себя при всех стоявших подле него, и воскликнул он: Уведите всех от меня! И не стоял никто при нем, когда себя дал признать Йосеф своим братьям. И издал он глас свой в рыдании, и услышали (жители) Мицраима, и услышал дом Паро. И сказал Йосеф своим братьям: Я Йосеф…”

РаШИ задает интересный вопрос: зачем Йосеф повелел удалить из зала всех присутствующих египтян? Continue reading “Недельная глава Ваигаш”