О посте 10 Тевета

На этой неделе, во вторник, выпадает пост 10-ого Тевета. Этот пост открывает цикл постов, посвященный разрушению Иерусалимского Храма, и посвящен началу осады Иерусалима войсками вавилонского царя Невухаднецара. Так об этом говорит Писание:

«И вот, на девятом году царствования (царя Цидкиягу) в десятом месяце, на десятый день, пошел Невухаднецар, царь Вавилона, он и его войско, против Иерусалима и расположился станом вокруг него; и построили вокруг него осадную стену. И был город в осаде до одиннадцатого года [царствования] царя Цидкиягу. На девятый день четвертого [месяца] голод в городе усилился и не стало хлеба у народа. И проломлена была стена города…» (Млахим, II, 25)

Следующий пост этого цикла – 17-ого Тамуза, в память о проломе стены Иерусалима, спустя три недели (период “В теснинах”) – центральный пост 9-ого Ава, посвященный разрушению Первого и Второго Храмов, и завершает этот цикл пост Гедалии, 3 Тишрея – падение последних остатков еврейской государственности и окончательное изгнание евреев из страны Израиля.

Почему же так важно помнить, когда началась осада Иерусалима? Что особенное есть в этой дате? Объясняют Мудрецы, что у евреев, запертых в городе, была возможность раскаяться, ведь осада длилась два с половиной года, но не смотря на ее тяготы и голод, ни царь, ни большая часть жителей не проявили должного смирения. Более того, пророка Йирмиягу, который предрекал падение Иерусалима, и призывал покориться вавилонянам, посадили в яму, из которой, по иронии Небес, его извлекли вавилонские солдаты, а их начальник Невузардан дал ему полную свободу действий. Отсюда идет выражение “Нет пророка в своем отечестве”.

Сейчас Израиль находится в непростом положении. Наши враги снаружи и изнутри стремятся подорвать безопасность нашего народа, волна террора омывает кровавым прибоем наши дороги и города, и чтобы остановить это, нужна помощь с Небес, “сията ди-шмайя” на арамейском, а от нас требуются не только молитвы, но и конкретные действия. Ибо в каждом поколении, во время жизни которого Храм не был восстановлен, он словно разрушается вновь и вновь. И осада Иерусалима продолжается, пусть и незримо.